Любовь Юлия и Люцинды


В центре книги — любовь Юлия и Люцинды, двух прекрасных, духовно и телесно совершенных людей. При этом внешняя, событийная сторона романа почти отсутствует, уступая место динамике мысли и чувства, движению и переливам внутренней жизни героев. Ф. Шлегель разрабатывает в романе одну из важнейших философских утопий романтизма — мечту о «золотом» веке. Главное средство достижения счастливого состояния личности и всего человечества, по Шлегелю, — это любовь. Она является и предметом изображен™, и основной идеей романа. Мир любви не имеет границ, он изъят из реального пространства. Любовь творит мир и сама является миром. Она растворена в природе, пронизывает каждую ее частицу и предстает своеобразным эквивалентом природы. Центральное положение любви в мире связано с ее синтезирующей сущностью. Любовь противостоит внутреннему расколу, она создает целостного человека, смыкает все крайности бытия. В основе мирового синтеза — гармонизация хаоса через эрос. «Во мне и в тебе я вижу в целом все человечество», — говорит Юлий Люцинде. Полное слияние мужского и женского начал друг с другом способно сотворить нового человека, привести все человечество к новому состоянию. Ф. Шлегель опирается в своей концепции любви на широко распространенный в романтическом искусстве миф Платона (из философского диалога «Пир») об андрогинах, цельных людях, соединяющих в себе и мужские, и женские качества. В «великом супружестве» двух сословий — «созидающего и созидаемого, мужского и женского» видит Ф. Шлегель залог «всеобщего братства всех людей».

В романе большое значение приобретают сцены интимной близости влюбленных. Плотская любовь воспринимается как взаимопроникновение, взаимодействие материи и духа, их растворение друг в друге. Телесное обращается в дух, а дух облекается плотью. Любовный акт, таким образом, есть акт откровения, в результате которого достигается целостное, синтетическое восприятие и ощущение мира, достигается целостный мир.

При этом функция любви — не только слияние, синтез, но и разделение, выявление индивидуального начала: «Не ненависть, как говорят мудрецы, а любовь разделяет отдельные элементы и создает вселенную, и только в свете любви можно их обнаружить и увидеть. Только в ответе своего “ты” может каждое “я” полностью ощутить бесконечное единство». Любовь создает личность, равную вселенной. При этом «я» всегда предполагает другое «я». Вселенную образует единство личностей.

Любовный акт у Ф. Шлегеля предстает и как форма творения божественного мира, и как поклонение божественному, как богослужение. Ф. Шлейермахер в «Доверительных письмах о “Люцинде”» (1800) писал: «Бог должен быть в любящих, их объятие есть, собственно, его объятие, которое они одновременно в одно и то же мгновение чувствуют и потом снова хотят почувствовать».

2014-04-29 01:45:49



гостевая книга admin@v-mayakovsky.com наверх