Романтическая ирония


Романтическая ирония утрачивает у позднего Тика свой универсальный статус, превращаясь в атрибут повествовательной манеры. «Чудесное», фантастическое неизменно разоблачается в конце как сон, заблуждение либо организованная кем-то из героев инсценировка. Облегченному восприятию жизни и ее проблем созвучны и счастливые концовки большинства произведений Тика 20-40-х годов.

Элементы романтической эстетики — составная часть художественной культуры второй трети XIX в. Творчество Г. Гейне— наиболее яркий пример обращения к традиционным романтическим мотивам, образам и формам в эпоху Реставрации. Доводя многие идеи и мотивы романтизма до предела их эстетических возможностей, Гейне делает типично романтические ситуации источником сатирического либо иронического пафоса. Образ эмансипированной, активно и ответственно действующей личности в драматургии Ф. Геббеля и К. Д. Граббе, пусть эти действия обречены на неуспех и раскаяние, — известное продолжение, уже в новом историко-культурном контексте, философских представлений И. Г. Фихте (идеи о неограниченной деятельности человеческого «я»). Э. Мёрике обнаруживает в ранней прозе и лирике интенсивное влияние швабской романтической школы и прозы Э. Т. А. Гофмана.

Австрийская художественная словесность не знала периода романтизма. Однако романтическая эстетика много значила и для австрийских авторов, активно обращавшихся к немецкой литературной традиции. Так, образ мира, концепция человека и манера повествования в ранней новеллистике А. Штифтера — плод воздействия  Тика и Э. Т. А. Гофмана. Мотив «мировой скорби» в лирике Н. Ленау и драматургии Ф. Раймунда восходит к общеромантическому комплексу идей.

Элементы романтической эстетики присутствуют впоследствии и в художественной программе немецкого реализма, сказываясь в теории «преображения» действительности светом идеала.

Аналогичную «живучесть» обнаруживает в контексте немецкой культуры XIX в. и художественное наследие И. В. Гёте. С одной стороны, сформулированная «веймарским классиком» эстетическая теория «органической формы» — гармонического соответствия формы и содержания в художественном произведении — остается в течение всей эпохи Реставрации предметом глубокого почтения и образцом для подражания (Мёрике, Штифтер, Платен). С другой стороны, эстетика Гёте выступает объектом литературно-критической полемики (Бёрне, Гейне, Менцель, «Молодая Германия»). Несколько позже немецкие реалисты воспринимают художественную прозу Гёте, в особенности романную дилогию о Вильгельме Мейстере, как пример сдержанной «средней» манеры повествования, как своеобразный стилевой идеал.

Вместе с тем художественная словесность эпохи Реставрации многими прочными нитями связана с более поздним литературным направлением — реализмом.

2014-09-03 00:00:00
Похожие записи:



гостевая книга admin@v-mayakovsky.com наверх