Свое совершенство»


В соответствии с этими взглядами «природа создала человека, чтобы созерцать через него свое совершенство» (К. Ф. Мориц). Искусство рассматривается при этом как выражение исторического момента и духа народа, как абсолютно органическое их запечатление. Вакенродер усваивает натурально-органическое понимание искусства, доступного интуитивному созерцанию, или «чувству». При этом он выступает как критик рационализма и нормативной эстетики просветителей, отвергает современное искусство, утратившее величие и задушевность, свойственные живописи прошлого (Рафаэль, Дюрер). В центре эстетики Вакен- родера — принцип целостного восприятия художественного произведения, основанный на идее универсального характера искусства. Художник выступает как созерцатель и одновременно творец единого, цельного образа природы, пронизанной божественным духом. Рационалистическое понимание искусства Вакенродер призывает заменить его постижением с помощью индивидуального чувства, сопоставимым с постижением природы и Бога путем погружения в благочестивое созерцание. В природе и искусстве художник открывает для себя мир; Именно в искусстве снимается мучающее и тревожащее человеческую душу противоречие между единичным и всеобщим, конечным и бесконечным. Внутренний мир художника, его душа — не только результат воздействия на него внешней природы. Эстетический образ зарождается в душе творца, подчеркивая тем самым божественную природу искусства, роль художника как созидателя духовной природы. Вакенродер утверждает общеромантическое представление о художественном творчестве по божественному «наитию» как о творчестве почти бессознательном, совершающемся в состоянии экстаза.

С Вакенродера в романтической эстетике и литературе начинается и постижение традиций национального искусства, заключающего в себе «полноту жизни» немецкого народа, возвышенное состояние «народного духа». Обращенность в прошлое, к тому времени, когда искусство обладало синкретическим началом, сплавленностью в нем «искусного» и «вдохновенного», «знания» и «веры», «человеческого» и «божественного», «конечного» и «бесконечного», составляет одну из существенных черт в художественно-теоретическом мышлении Вакенродера.

Вакенродер первым обращается к переоценке места и значения музыки в ряду других искусств. Существует различие между языками искусства: если произведения пластических искусств, замкнутые в своих отчетливых контурах, раскрывают перед нами свой высший, недоступный слову смысл с «ясностью», то музыка, напротив, есть раскрытие беспредельности, безграничности, неизведанности. Такую неисчерпаемость музыкального Вакенродер переносит на всякое искусство. Именно музыка, в отличие от живописи и скульптуры, способна соединить в себе все искусства, явиться тем объединяющим, гармонизирующим началом, которое возродит человеческую душу к истинной жизни.

 

 

2014-04-26 08:28:10



гостевая книга admin@v-mayakovsky.com наверх